Эвеландия



Виртуальный остров Эвелины Ахматовой

Солнечное утро. Оранжевый берег тёплого южного моря... Я иду босиком по нежному горячему песку, по самому краю песчаного берега, где морская вода затаивает свое свежее дыхание, ожидая набег очередной бирюзовой волны. Ярко- голубое, почти сказочное небо, удивительно высокое, просторное, необъятное. Оно кружит голову, унося воображение далеко в эту бесконечно синюю даль. Сколько удивительных красок, пленяющих душу художника, которые заигрывают с творческим вдохновением, опьяняя его своей красотой. Вот, на влажном песке замечаю следы чаек. Так удивительно рассматривать эту тонкую вязь птичьих иероглифов, сплетенную в таинственные неизвестные фигуры. Увлекшись чтением неведомых символов на морском песке, вдруг обнаруживаю, что стою на тропе, ведущей в сад, откуда плавно струится аромат цветущих кустов. Чудесное благоуханное облако ярко- жёлтых цветов разбудило во мне длинный фантастический сон, который кажется прекрасной бесконечностью. Он произрастает из самых сочных цветовых пятен, из самых пронзительно трогающих душу звуков моря, крика чаек, поющего ветра, из самых сладких гипнотических ароматов, обезоруживающих воображение...

Но, что это? Будто резко выключили солнечный свет... Исчезли краски, а с ними растворились и все другие яркие ощущения. Временный шок? А может быть, время в этом мире слишком долгое, жидкое и тягучее?.. Сначала была надежда, которая рассеялась, как дым после того, как врачи поставили диагноз.
- Тотальная отслойка сетчатки - сказал врач.
- Но, может быть, что-то хотя бы частично можно вернуть?- прошелестел мой обезумевший от горя голос.
- Нет, к сожалению, это необратимый процесс, и ничего нельзя сделать. Учитесь жить с этим- спокойно ответил врач.
С этой минуты началась моя жизнь в новом мире, новом незрячем пространстве, новом неизвестном измерении, где каждый шаг, каждое движение осуществлялось на ощупь и на слух.

Прошло долгих почти пятнадцать лет с момента потери зрения, теперь мой новый мир, моя реальность, моя обычная повседневность- это другое восприятие , другие ощущения. Занятия изобразительным творчеством бросить не получилось. Слишком неудержимое желание творить сделало свое странное дело. Пришлось найти другие изобразительные средства и начать все заново.

Пейзажи, которые рождались с дуновения морского ветра превращались в сгущающиеся синие штормы, бурлящие и дышащие водоворотами волн, или в штили тихих зеленых бухт. А если мои фантазии пробуждались с тонкого трепета цветущей ветки дикого шиповника, то на картине разливались самые глубокие изумрудные дали шелковых лесов, в криках птиц, жужжании шмелей.., полета бабочек, стрекоз и журчании хрустальных родников...

На выставке моих картин, выполненных на ощупь, собрались люди, интересующиеся художественным творчеством художников из других неведанных им миров... Вспомнилась ироничная крылатая фраза, о том, что художника может обидеть каждый. Стало на всякий защищающий ранимую творческую душу случай смешно. По крайней мере появилась где-то в артезианских глубинах сердца странное чувство, похожее на утомленное равнодушие.
- Искусство на ощупь не может не отличаться от искусства зрячих художников- думалось мне, и все мое восприятие превращалось в данное мгновение в острый внимательный слух.
Вокруг моих картин вспыхивали громкими сверкающими огоньками разные голоса. удивленные, восторженные реплики и напряженное молчание рассказывало мне о моих нарисованных сочинениях.

После прошедшего мероприятия, в моей душе зажегся снова творческий огонь. Взяв новый холст, проведя пальцами по его шероховатой поверхности, почувствовалось дыхание нового пейзажа.
...Голубовато- серые камни, пористые и мокрые купались в шипящей белоснежной пене утреннего моря. Убаюкивающее пение волн превратилось в живую игру света с морской водой. Эта прозрачность с бирюзовыми нотками в самой ее глубине завораживали настроение, и на солнечном берегу этого пейзажа мысли отвлекали от происходящего в реальности момента. Мне почудилось, будто капли моря брызнули мне в лицо. Ощутив солёный вкус морской воды, я вздрагиваю от неожиданности и удивляюсь. Протягиваю руку, ощупывая по своей незрячей привычке влажные камни, у скалы, которая возвышается перед моими глазами. Странное ощущение врывается в мой слепой мир... Я чувствую острую пронзительную боль в глазах, похожую чем-то на нечто среднее между ударом в глубине мозга и щиплющей от концентрированного лимонного сока свежую рану. Резкий поток света разорвал плотную серую стену моей слепоты, которая повисла клочьями перед моим изумленным взглядом на собственную картину, и она теперь больше напоминала окно…

Оглянувшись назад, можно было встретить только прежнюю темноту, поэтому не оглядываясь, я пытаюсь сделать первый шаг навстречу странному нарисованному мною миру. Перешагнув картинную раму, я обнаруживаю, что под моими ногами золотистый от яркого солнца песок, а впереди серые камни у скалы, поросшей дикорастущим кустарником. Но, не успев рассмотреть оживший пейзаж, чувствую сильный порыв тёплого солёного ветра, который встречает меня пением своих далёких воздушных струн. Глотками пью этот воздух, этот свет, эти краски, но чувствую, что за моей спиной осталась она, тихая, безмятежная, смиренная, моя родная, моя безутешная слепота... Хочу к ней повернуться, и снова упасть в ее знакомые темно- серые объятья, но не могу. Что-то невозможно сильное заставляет меня не оборачиваться назад, и я не могу справиться с этой неведомой волей. Ощущение этой свинцовой мощи исходит из-за моей спины,
именно оттуда, где осталась она, моя такая родная и привычная... Но, по всей видимости, именно она не хочет меня принимать обратно в свое измерение. Покоряюсь ее великодушной воле, и иду дальше по морской воде у скалистого берега.., где меня встречает нежный морской рассвет и восторженный крик чаек.

Социальные сети